ПОСЛЕСЛОВИЕ

Хотелось бы верить, что любезный читатель проникнулся этой историей, которая повествует всего лишь о том, что ни деньги, и ни сила не являются решающим фактором в достижении любой поставленной цели, а главную роль играют невидимые силы судьбы. В сказке, особенно в Commedia dell’arte, к коему жанру можно отнести данную пьесу, добро разумеется, побеждает зло, а благородство всех видов торжествует.

 

До недавней поры мне не приходилось писать пьес, я вообще-то далека от драматургии – вернее, с раннего детства выступала всё больше как её потребитель (не скрою, мне выпало счастье видеть очень хорошие образцы). Я никогда не пробовала работать в этом жанре, так что неудивительно, что сие произведение я не могу считать полностью своим. Скорее, оно является плодом усилий нескольких людей. Поэтому, справедливости ради, следует рассказать правдивую историю ее создания.

 

Началось все с того, что в один прекрасный и удивительный день ко мне обратилась Александра Львова с предложением написать стихи для арий детской музыкальной сказки. Александра взялась продюссировать проект своего приятеля, ныне известного детского режиссера Игоря Бунакова, который в то время если и был известен, то в очень узких кругах. За основу режиссер предложил взять не слишком знаменитый сюжет Джанни Родари: "Гондола-призрак".

С завидной лихостью он его изменил, добавив персонажей и любовную историю, но оставил канву, в основе которой лежит замена принца в сундуке на случайного воришку. Хотя первоначальный вариант пьесы показался мне недостаточно убедителен, отказать в просьбе А. Львовой я не смогла и взялась за серенады, арии и марши.

 

В ходе работы над пьесой, которую наш продюсер честно финансировала, мне посчастливилось познакомиться с композитором Татьяной Камышевой, написавшей к этой сказке прекрасную музыку, очень облагородившую мои стихи. Персонажи обрели характеры и звучание, более того, ее опыт подсказал и некоторое драматургическое развитие сюжета. Так плоская постановка на 40 минут в два притопа и три прихлопа постепенно превратилась в двухактную пьесу с поворотами и скачками интриги, ранее даже не намечавшимися. Затем к проекту подключился замечательный питерский художник – Михаил Курнаков. Он создал визуальные образы персонажей, макет и движение сцены – так что проект стал ещё более живым и обещающим.
Однако же сразу найти сценическую площадку для данной постановки не удалось, и наш режиссер постепенно утратил к ней интерес, сосредоточившись на других, более важных для него, проектах. А пьеса осталась лежать покинутая.

 

Вот тут-то А. Львова и предложила мне переложить всё на стихи, предоставив заодно некий шанс исправить то, что я считала не совсем удачным или даже раздражающим – например, тот странный факт, что старый пройдоха Панталоне, выкупив из тюрьмы пленника, даже не потрудился заглянуть в сундук, где тот якобы находится. Да и других неувязок, как мне казалось, было достаточно.

 

С неожиданной для себя смелостью я взялась за дело, руководствуясь теми прекрасными образцами театрального искусства, которые мне довелось увидеть в Москве и в Лондоне. Это было странное время: я довольно интенсивно работала кэрэром, дома тоже всегда находились дела, и самые лучшие творческие моменты у меня происходили в перерывах между вызовами, когда, припарковавшись в тихом месте, я разыгрывала в голове наш сюжет. А. Львова поддерживала меня, будучи строгим и взыскательным редактором, а иногда и соавтором. У нас случались споры и даже горячие стычки, но, в конце концов, получился результат, за который мне не стыдно даже перед покойным Родари, и который вы только что имели удовольствие (я надеюсь) прочитать.

Так что в результате я зарегистрировала копирайт, отложила (опять) уже своё произведение и теперь, не забыв вспомнить добрым словом всех участников проекта «Гондола», готова принять критику и другие предложения.

 

10.04.2017

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube