МОСКВА + (2003-2008)

выборка разных лет
      


В Москве, где бегают, как психи
На вечной ярмарке тщеславий
Вот в этой суете и в гаме,
Я чувствую себя вполне
И о ее не хныкну нраве.
Асфальт пружинит под ногами,
Утра прозрачны, ночи тихи,
И город предназначен мне.

Здесь все так вкусно, спасу нету.
Успеть бы, жмурясь недотёпой
С пренебрежением нарочным
На этот варварский размах,
Сжевать из кабана котлету,
Голосовать под дождик тёплый,
Бродить по книжным и киношным
И пить вино в чужих домах.

И это, видимо, прекрасно.
С чего мне прятаться куда-то
От приставаний и амбиций?
Пускай глядят через плечо.
Мне, в общем, совершенно ясно,
Как я немыслимо богата,
Как мне охота поделиться
С тобой.
И с кем-нибудь ещё.

Июнь-сентябрь 2003

              ***

Перечень моих потерь –
Список, брошенный на стуле.
Тополиная метель.
Всем привет. Москва в июле.

Там, где влазила на борт,
Так и ждут меня поныне 
Куча дел, мешок забот,
Мои близкие-родные.

Знаменатель у дроби
Неизменен, зря не думай.
Громче музыку вруби,
Закури, бомбист угрюмый.

Песня старая, готовь
Свои новые одежды – 
Про люблю, любить, любовь,
Про желанья и надежды. 

И заслушаюсь, дивясь,
Дань отдав чужим соблазнам.
Потому что родилась 
В этом месте несуразном..

И вкушаю волшебства 
Утоленья ностальгии...
Это только лишь слова. 
Хочешь – выдумай другие.

Изреки их невзначай
Неожиданно и странно.
Но меня не огорчай.
Да и я тебя не стану.

Лучше разом, без следа
Помешаемся со всеми.
Новых баек череда
Будет рамкой нашей теме.

А потом заменит быль –
Потому и время лечит.
И строительная пыль 
Пусть ложится нам на плечи,

1.07.2004

             ***

Летом юг заполоняет гость.
На границе меж водой и сушей
Беспокойства лишние отбрось, 
Да лежи у моря тёплой тушей.

Пусть не слишком улицы чисты 
И порой корявы тротуары – 
Преисполнись праздной суеты,
Посети харчевни и базары.

Местных лавок камерный уют, 
Где товар последнего разбору.
И, конечно, нам ещё споют – 
Как же нам не спеть в такую пору? 

Прямо умиления слеза:
Светит солнце, бродят люди-братья..
И кавказских мальчиков глаза – 
Сквозь меня. У них свои занятья.

Тихий разговор на стороне 
С вежливой улыбкою:
«да что вы»?
Там, в горах, готовятся к войне.
Собственно, давно уже готовы.

Этот воздух над страной повис,
Не меняя дивного пейзажа.
И несётся бодрый женский визг
Из машин, из окон, прямо с пляжа.

10.09.2004 

                    ***

У меня свой особый гонор 
Вот люблю. Что хочешь ответь. 
А Москва – расчудесный город 
И тогда, и ныне, и впредь. 

Вечной ярмарки пёстрый глянец. 
Приобщение недовер. 
Как же я по ней разгуляюсь! 
Не одна. С детьми, например.

Когда много – лови нелепость.,
Красота восходит в бедлам. 
Замки банков. Торговли крепость.
Страшный Пётр. Спасителя Храм.

У Манежа дурные кони.
Под Калининским переход,
Где старуха в красном кепоне 
Ворожит. Да ещё поёт.

Виртуальный, лотошный, звонкий.
Гроздья девок. Крутой пиар.
И мужик, что спит на картонке,
Ноги кинув на тротуар.

Стая псов. То бегут вприпрыжку.
То залягут, потупив взгляд...
А тебе я купила книжку.
И не вздумай вернуть назад!

13.08.2005

                 ***

Месяц август идёт под уклон,
По углам отливая арбузно.
И мерцают бюро и салон
Всеми лампами на Профсоюзной.

Нежный ветер, оборку развей
У кафешки, над столиком гладким, 
Где сидят, попивая глинтвейн, 
Три девицы на пятом десятке.

А потом мы – жасминовый чай,
Для желудка хорошее средство, –
Хохоча, напугав невзначай
Золотой молодняк по соседству.

С добротою на них погляди,
Тёплой чашкой мотая без цели.
Потому что у них впереди  
То, что мы уже преодолели.

19.08.2005

                ***


Катание на лодке – символ дачи,
Безмерного её существованья.
В те времена всё было чуть иначе,
А лодочника звали дядя Ваня.
И мы гребли – без устали и срока,
Из честного к природе интереса.
В те времена мы плавали далёко –
До мостика у самого у леса. 


Посторонюсь могучею спиною,
Прищурюсь снисходительно и взросло.
И трудится дитя очередное,
С натугой проворачивая вёсла.
Как речка наша заросла, однако.
Вернёмся, не увидев берег дальний.
Сараи, камыши, рыбак, собака.
И озеро с бессрочною купальней. 


Охранник смотрит вслед чего-то ради,
И, шествуя уверенно и плавно,
Отправимся искать дыру в ограде
И получать всё далее, по плану...
Родное заблудившееся эхо.
Почти неузнаваемые лица.
Ещё одна поставленная веха,
Которая на что-нибудь сгодится. 


25.07.06


                    ***

Кельтский узел на моём кольце
Не предполагает разночтений.
Силюсь отыскать в твоём лице
Тень моих когдатошних мучений.
Что меня тогда сбивало с ног?
Что вело тернистыми тропами?
Всё так ясно. Роза и вино.
Воля и покой. Печаль и память.
Тонкая невидимая сеть,
Что связует главное на свете... 


А с тобой приятно посидеть
И пройтись. И я довольна этим.
Дай мне вскользь какой-нибудь совет.
Пусть он остаётся между нами –
Долгой дружбы чистый ровный свет.
Отблеск серебра. Простой орнамент. 


26.07.06
   
                  ***


Соберу с утра попозже
Дочь свою Элеонору.
Нынче день такой погожий,
Ну а нам – мотать в контору.
И полдня без всякой пользы
Протирать об транспорт брюки.
Добывать какой-то полис
Экземпляром аж три штуки.
С недобором документов
Тихо маяться у входа...
И полно таких моментов
В жизни русского народа. 


Ну и что? Совсем нетяжко,
А полезно и приятно
Получить свои бумажки
И отправиться обратно.
Всё у них довольно чётко –
Вон, компьютер для порядка.
На рогах они у чёрта –
Но одна ведь пересадка.
Хорошо на воле летом:
Солнце, зелень, храм на горке...
Все участвуем мы в этом 
Мельтешенье – как ни горько. 


Что же делать, если надо?
Служба. Нету нам покоя.
Будет, будет мне награда
За усердие такое.
У меня ни тени злости –
Твёрдость духа и терпенье.
Мы пойдём в театр, в гости
И в кафе – послушать пенье.
А потом, чуток попозже,
Утром, на исходе лета,
Проберёмся сквозь таможню
И покинем место это. 


16.08.06

                 ***
           
На Митинском кладбище,
Штанины ободрав
Никак её не сыщешь –
Плиту средь буйных трав. 


Зарыли, начертали –
Да вот не берегли.
Последние детали
У самой у земли. 
А, может, так и надо –
Без суетных прикрас,
Оттудашнего взгляда,
Смущающего нас,
Исполненного долга,
Радений всей семьи... 


Присядем ненадолго
На край чужой скамьи.
Как будто мы причастны.
Как будто ты нас ждёшь. 
Растёт шиповник чахлый.
Шуршит прохладный дождь.
И пыльные граниты
Омоет он, пока,
Друг другом позабыты,
Мы смотрим в облака. 


27.08.06

             ***


К утру меня отыщет страх –
Сидеть на одеяле... 


Деревьев много во дворах
Тех мест, где мы живали.
Они растут уже давно,
Давая много тени,
И по ночам шуршат в окно,
Как всякие растенья. 


От мостовой исходит жар,
Торчит тупой громадой
Урбанистический кошмар
За хлипкою оградой,
Многоэтажности свои
Простёр над всем кварталом.
Там суетятся муравьи
И лязгает металлом. 


В пустом дворе один малыш
Песок копает стойко.
Но солнце скатится меж крыш,
И притихает стройка.
Зажгутся окна и ларьки,
Собьются пары с шага,
Трусит снискать себе куски
Бродячих псов ватага. 


Здесь по дворам – пусть не привет –
Приют для всякой твари.
А я люблю вечерний свет,
Узор на тротуаре.
Он чист, его полил водой
Сегодня на рассвете
Раскосый дворник молодой
В оранжевом жилете. 


Кто там, на третьем этаже,
За бледной занавеской?
Как будто вспомнилось уже,
Да видится нерезко.
Друзья, а, может и родня –
Ей-богу же, знакомо... 


Но нету дома у меня.
Что делать? Нету дома. 


30.07.07
      

                     ***

                   "И жизнь вполне бесповоротна..."
                                        Из старой тетради


Дом в сумерках глядит исправней,
Достойней, господи прости.
Отец задраивает ставни –
Нам завтра в город до шести.
Переберём остатки пищи,
Проверим паспорт и рубли.
Во тьме белеет костровище.
Костёр сегодня мы не жгли. 


О, дача! Символ летней лени,
Хлопот, осмысленных вполне,
Природы, смены поколений,
Бренчанья на одной струне,
Слегка изношенной, но целой.
Звучащей под моей рукой,
Связующей, как части тела,
Тот мир –  неведомо на кой. 


Стук деревянных поперечин...
Готово. Меркнет зыбкий свет.
Пора, пора. И он не вечен.
Я это помню – разве нет?
И к лучшему, что, сокращая
Общенье до шагов отца,
Я слышу музыку прощанья
Ещё задолго до конца. 


08.2007


                ***


                                                                                                "Когда Москва, страдая от жары..."
                                                                                                                                                     В.Ш.
                                                         
Я снова затеваю диалог о светлой роли хаоса в системе, зациклившись на этой странной теме, тряся её, как от ключей брелок. Не оттого ль, что дикая жара размазала не только пот по пыли, но также смысл приличий и усилий, границы зла и контуры добра? 
Чем человек силён, а чем он слаб?
Смутимся многоплановостью факта: что было б с этим поездом, когда б он начал тормозить среди теракта?
Извечная удача дурака. Цветы, что норовят расти из сора. О, это будет понято не скоро – нет навыка просчитывать пока. Смиряем энтропию, а потом, в ловушке обретённого порядка, скрипим по колее – не так уж сладко. И лучшее, быть может, за бортом. Что скажет даже первая глава о древней тайне нашего прихода: неточность генетического кода, попавшая в отбора жернова... 
Недели три, как не было дождя.
С бумагой на весу, в тени, на лавке, радея за свидетельства и справки, не сдохнуть бы, все буквы соблюдя.
В конторе, где мне делают услугу, – и незаконно, и почти за так – имеется уклад, а не бардак... Визжит машина чья-то с перепугу. Под лёгкий звон в районе головы, внимая истерическому альту, среди хрущёбок, на краю Москвы, бреду по раскалённому асфальту.


08.07  

                                  

                   ***


           СУХИНИЧИ

На закате умолкают грачи.
Южный поезд остывает в ночи.
А над полем зажжены
Две звезды да пол луны.
Да окошки, где нас ждут, горячи.

У чужих людей на кухне светло.
Лес вздыхает, бьётся совка в стекло.
Нынче кошек целых три,
Пёс разлёгся у двери.
В общем, нам с тобой опять повезло.

Мне бы супу, а тебе есть пирог
В этом доме далеко от дорог.
Да учебник и тетрадь,
Да на солнышке играть,
Да прощаться –  босиком на порог.

Продышалась я – до самого дна.
И отправилась обратно одна.
Полбутылочки воды,
Пол луны да две звезды,
Да полночи беспокойного сна.

10.09.08
            

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube