ПОДРАЖАНИЕ И.Б. (1996-2018)

             
             СМЕРТЬ ПОЭТА 


                       Осенний вечер в тихом городке ... 
                                                                      И.Б.

Ни день, ни вечер в этом городке
Не обещают нам страстей и страхов
И повода задуматься в тоске
О судьбах ближних и своих рубахах.

Ну, может быть, когда-нибудь, не в такт,
Спохватишься, зашаришь по карманам.
Известие о смерти – грустный факт.
Но это далеко, за океаном.

У них свое похмелие и пир,
А наш – непритязателен и пресен.
Лишь иногда со скрипами эфир
Приносит звуки тех могучих песен.

Глухие счёты двух материков,
Потуги приспособить к делу слово.
А мне хватает, в общем-то стихов,
О коих и не судится сурово.

Все прочее – предвижу – глупый гам,
Наследников разнузданная свита,
Где всем сестрам навесят по серьгам,
А самым младшим выставят корыто.

У нас зато почти уже весна,
Зарянки заливаются с рассвета,
И можно без помехи у окна
Грустить и размышлять про то и это.

У лестницы пристроился горшок,
Поёт ребенок, разбирая цацки.
Я думаю, как, право, хорошо,
Что мне не слышен этот хор дурацкий.

И что, конечно, светел этот свет,
Особенно когда, живя в Европе,
Припомнишь осень, Университет,
Помятые листочки ксерокопий,

Смятенье в сердце, пошлость, подлость, дым
Всех очагов и бесконечность пашен.
Итак, прощай, прощай. Благодарим,
Жалеем, пожелаем и помашем.

02.1996

                              ***

                           ПОДРАЖАНИЕ И.Б.

Требуется совершить поступок, чтоб не сойти с ума.
Выскочить из поезда, перейти на другую платформу, подняться наружу.
Там будет город, улица, как минимум  – дома.
Подумаешь: вариантов много. Я ничего не нарушу.
А вечером возле станции мигает фарой угрюмый муж.
Но, в общем, все в порядке там и тут. Дети здоровы.
И много забот, ничуть не связанных с потёмками наших душ,
Близких к одному выживанию, к проблемам пищи и крова.
И потому так приятно просто смотреть из гостиной в сад.
То дождь, то солнце. Ветер гоняет желтые листья.
Стоит ли бояться того, чем болел много лет назад?
Главное - быть аккуратным, отделяя пользу от бескорыстья.
Размышлять, распутывая, или просто закинуть подальше клубок
Вечных противоречий, сводимых, однако, к обычной дури.
Чтобы изменить свою жизнь, надо шагнуть не вперед, а вбок.
Например, перестать говорить о литературе.

23.10.2001


                                     ***


           «Благовещенье в  Санкт-Петербурге» 
                 (набросок, не подошедший автору) 


Мне напомнит фонарик скрипучий 
Что судьба – как безумный трамвай.
Вдруг наддаст, забирая всё круче –.
И попробуй тогда, поспевай. 

А хотелось бы неторопливей.
Так – гулять, не вникая в гудки.
Ты меня помести в перспективе
Вдоль проспекта. А лучше – реки.

Бледный ветер. Застывшие лица.
И вода – тяжела и густа.
Посвети, чтобы мне отразиться –
Например, перегнувшись с моста.
,
Эту жизнь, где страдали, болели,
Разгляжу, наконец, не боясь.
Вертикали её, параллели.
Серый камень. Чугунную вязь.

Всё расчислено так капитально,
Что ничья не уместна вина.
И достаточно ортогональна
Моя участь – и озарена.

Пусть он будет пустынен и гулок –
Этот путь. Где же взять куражу?
Я свернуть не сумею в проулок –
Но зато теперь всё разгляжу 

И твою неизбежную славу
(А о ней уже дуют в дуду).
И твоё неотъёмное право
Не заметить чужую беду.

И ещё одно – в сущности, рабье –
Просто выжить, вцепившись в сюжет...
Отраженье подёрнулось рябью.
Посмотри – здесь меня уже нет.

10.12.2004


                          ***


                Подтверждается дым из трубы
                   Стариками, живущими в доме
                                                                 И.Б.

Брезжит свет, и часы не правы –
Нынче сна нам отпущено мало.
Свистнет птица из чёрной листвы,
Подтверждая, что ночь миновала.
И одна за другой, сквозь стекло,
Постепенно проявятся краски,
Подтверждая, что будет тепло –
Можно всё отворять без опаски.

И трава мне порадует глаз,
Расправляясь на солнце дремотно,
Подтвердив, что сегодня, сейчас,
Всё не так уж и бесповоротно.
Чёрный дрозд затрещит на ходу,
Томный голубь отпустит руладу, 
Подтверждая, что кошка в саду,
Но менять свои планы не надо.

И тогда, сквозь кусты и цветы,
В буйной зелени раннего лета,
Подтвержденья моей правоты –
Проступайте, как знаки рассвета.
Набирайтесь, как бусы на нить,
Да ещё ненароком возвысьте
Тех, кого не устану любить
Безо всякой реальной корысти.

01.06.2004 

                        ***


РОЖДЕСТВЕНСКАЯ БАЛЛАДА

Эта беспечность чревата бедой.
Худшее ближнему сделаем сами.
Если намерен идти за звездой – 
Будь осторожен с земными царями. 
    
Там, наверху, ещё тот произвол – 
Вечно страдают невинные дети. 
Ангел – посланец: пришёл и ушёл, 
И за другие дела не в ответе. 
     
Да не родня ему эта семья, 
Он и не станет радеть о ребёнке. 
Сколько ещё им брести до жилья? 
Мирру с елеем не сунешь в пелёнки. 

Все предсказанья исполнятся в срок,
Жизнь развернув в соответствии строгом.
Вырастет мальчик и будет – пророк.
Будет мотаться по пыльным дорогам.

Тошно бывает от этаких тем, 
Что постоянно гуляют по свету.
Парень, не вздумай ходить в Вифлеем! 
Там ещё помнят историю эту

Как  же, слыхали про то, чей он сын!  
Трудно найти возраженья иные  
К сказке о том, что спасётся один,
Ну а потом ужё – все остальные.

Знание – сила. Однако вопрос:

Что с этим делать, куда с этим деться?
Сколько сегодня насыпало звёзд!
Следует каждой найти по младенцу.

15.12.2005


                                    ***


Это такая увлекательная игра – «поиск сокровищ». Чтобы его найти, надо решать задачи. Много – интересных и разных, сочиняешь их и готовишь. Ну а сокровище, понятно, где-нибудь прячешь.
   Старшие младшим устроили эту забаву. Написали подсказки-загадки, рассовали на улице и по дому. Шарь под лестницей или в куcтах, залезай в канаву. Разбирай рисунок на жёлтом клочке и беги к другому. 
   Холодно. Дети устали и уже готовы сердиться. Солнце запуталось в ветках, ноги отяжелели. А сокровищедатели мирно кушают в городе пиццу. Что, конечно, обидно. Но надо добраться до цели.
Под конец я сама разбираю пляшущих человечков. Листаю Конан-Дойля, топчусь в сыром сарае. Лишь бы все оказались довольны – эта история вечна. Но я, тем не менее, рада тому, как мы нынче играем.
   Разве плохо? Полезно, и дети при деле покуда. Гаснет день. Холодными руками шурую на кухне.
В Рождество меня догнали тоска и простуда. И подозрение, что всё это скоро рухнет.
   Но я не сдаюсь. Ведь интересно, что будет дальше. Вот я бы с тобой сыграла – у нас бы неплохо вышло. Без кустов и канав, конечно, и, поскольку ты – не гадальщик, а любишь прямые ответы – задрала бы планку повыше.
   Но ты бы справился. А чтоб не рыть барахло барбосом – ждала бы сама в кафе, жевала какой-нибудь пончик. Ты б увидал меня за стеклом с последним сложным вопросом и сразу бы догадался, что поиск окончен.

05.01.2006 


                                          ***

 

                                     "... как выглядела с птичьего полёта".
                                                                                             И.Б.
                "... Например, перестать говорить о литературе".
                                                                                           из себя

                                                                                 
В эту весну, наблюдая сквозь голые ветки перемещенья птиц,
А также облаков и солнца, когда ему повезёт с прогнозом,
Предпочитаю недо- и несказанность. Так, перебор страниц
Часто идёт не в пользу поэзиям или прозам.
А вот этот росчерк на фоне неба, узнаваемый силуэт
Куда прекраснее той – в перспективе – цветущей зелёной массы,
В которую уже не вглядеться, поскольку и света нет.
Разве только по бедности, если требуются запасы. 


Так что пусть много листьев, но дерево – на фоне холмов,
Или даже лес - но кромкой за шоссе и полем, дабы
Было видно ещё реку и церковь, и россыпь – вдали – домов,
А над ними – след самолёта. Такие у меня масштабы.
Что же до подробностей – так я додумаю их сама,
Покуда герой проследует по ландшафту от точки к точке.
Влагать же во всё персты, словно тот зануда Фома,
Совершенно не требуется. Как и настаивать на отсрочке
Если не логического завершения самого пути,
То – наблюдения оного. Всегда имеется кто-то,
Кому ещё надо двигаться. И можно перенести
Сеанс на другое время, в другую жизнь, если есть охота. 


При слишком большом разрешении, когда видно всё подряд:
Пестики, тычинки, шерстинки, частицы влаги и пыли,
Это лишь утомительно. Так дети иногда говорят
И не могут остановиться, если их о чём-то спросили.
Я вообще близорука. На дороги могу свернуть не те.
Ну и что? Осмотрюсь, прогуляюсь, а потом попробую снова.
Самая интересная история написана на могильной плите:
Два набора цифр, черта – простор и свобода слова.


26.02.2008

                                                           ***

                                                   https://www.facebook.com/tatiana.khokhrina/posts/1914254142019829

Дорогой, я сегодня вышла из дома в полдень с коляской

Прогулять младенца и хлеб подкупить в посёлке.

Рождество в нашем графстве не радует зимней сказкой,

Но праздник чувствуется: везде огоньки и ёлки.

 

Сорок лет назад ты казался мне взрослым мужчиной,

Которого не разгадаешь, не смеешь спросить при отказе.

Я считала, что не дотягиваю, и это было причиной

То злости, то отстранённости, то прочих твоих безобразий.

 

А нынче всё много проще: покликай – и вот он, рядом.

Немного дружеских сплетен – и знаешь всё в результате.

Я вижу тебя на Фэйсбуке. Забавно следить за фасадом

И всем, что ты имитируешь. Вполне убедительно, кстати.

 

Теперь я, конечно, в курсе: меня уберёг Всевышний.

Мои имя, тело, разум – хорошая, в общем, бригада.

Поэтому твой реквест мне уже абсолютно лишний.

Дилит! Береги себя, и меня искушать не надо.

 

Не пойми меня дурно: ты не проиграл – ты выбыл,

Не успев принести ни досаду, ни гнев, ни скуку.

Правда, время тут ни при чём – это мой личный выбор.

Я шагаю домой и мурлычу по-русски внуку.

 

22.12.2018

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube