ДЕТСКАЯ КОМНАТА (1986-2014)

               Матери

               ... Мы расстанемся однажды
                      И не встретимся нигде ..
                                                        А. Д.


Днями копится разлад.
Мимоходом, не из дома,
У старинного альбома
Натолкнусь на этот взгляд.

И подумаю, как жаль – 
Но восполниться не может
Эта детская печаль...
Ты была меня моложе.

Про улыбку, про минуту,
Про особенную мать,
Ни когда-то, ни кому-то
Не достанется сказать.

Отпусти меня, борец.
Дай идти своей дорогой.
Умались.  Меня не трогай.
Пусть утихнет, наконец,
Вся накрученная ложь,
Вся бесцельная досада.
Почему ты не даешь
Пожалеть тебя, как надо?

Этой славы, этой жажды,
Не прощу и не пойму.
Мы расстанемся однажды.
Я готова ко всему.

Но предчувствие вины
Вдруг уколет с новой силой.
Как бы нас не разводило –
Все равно разведены.

29.6.86

     
                ***

                                     ... Мы свяжем дорогу на спицах
                                        Дорогу из облака в лес ...
                                                                                 Ю.М.


Какая свободная поза!
А девочка смотрит в стекло.
Оно не замерзло с мороза,
А только чуть-чуть заросло.

Мы город покинем.  Лишь где-то
Мелькнут огоньки вдоль окна,
За "Волгою" черного цвета
Угонится только луна.

Я буду молчать в расслабленьи,
Как будто заветная цель –
Мелькание света и тени
И черного леса тоннель.

Но рядышком, из полумрака,
Услышу за взмахом ресниц:
"Хочу этот дом. И собаку.
И дым. И фонарик. И птиц."

Хоти, драгоценное чадо!
Пусть все это будет не вдруг.
Но только не надо, не надо
Бояться протянутых рук.

И где там – всеобщее братство,
И будут тяжелые дни.
Но только не надо бояться.
И – господи ! – не обмани.

Назарьево, 10.03.87


                  ***


               Бабушка

День на излете, лето на склоне.
Я обернусь - ты стоишь на балконе.
Если вглядеться – и дед еще жив.
Я побегу – мне трава по колено,
А в глубине ее попеременно
Тянут кузнечики старый мотив.

Хочешь, тебе их поймаю в подарок,
Буквы в тетрадь напишу без помарок,
Даже освою штопку с грибом?
С дедом сыграю в шахматы-шашки,
Чаю налью себе в блюдце из чашки
И нарисую рыбок в альбом.

Ну а зимою снежные скаты
Метра на два накидают лопаты –
Можно барахтаться до темноты.
Окна нальются сказочным светом
В синих сугробах – тени от веток.
Скрипы. Парок, облетающий рты.

К Новому Году ждите нас оба.
Медленно дом обойдем вдоль сугроба.
Сыпется-катится праздничный хлам
Из конфетти, мандариновых корок,
Смеха, обрывков мелодий, которых
Ветер со снегом плеснет по углам.

Не разберусь, отчего так смеются.
Не дотянусь до печенья на блюдце.
Дверь отворю, а войти не смогу.
Только качнется пламя от свечек,
В звонкой траве застрекочет кузнечик,
Вспыхнет бенгальский огонь на снегу.

12.91

                         ***


                              Дорога не скажу куда ...
                                                                 А.А.

Покуда ранняя звезда
Мелькнет над росчерком заката,
Дорога – не скажу, куда –
Лежит прекрасна и поката.

А я в окно отправлю взгляд,
Устроюсь на своем насесте.
А дети спят, или не спят,
Или поют с кассетой вместе.

А за окном кусты, куски
Домов за пеною соцветий,
Поля без признаков тоски,
Леса без памяти столетий.

И, усмирив свой гордый нрав,
Ждут парки ласки и привета,
Где лавки, словно слово "love",
Затерты до потери цвета.

Но вот уж всё вокруг в тени,
Во тьме белеют наши лица.
И зажигаются огни
Везде, где можно заблудиться.

И впереди, и за кормой,
И россыпь дальнего посёлка,
И можно спеть себе самой,
Поскольку музыка умолкла.

Что, если ехать много миль,
Любой пейзаж знаком до грусти.
Что счастье – не автомобиль,
Свою дорогу не пропустит.

Не обеспечит, подвезя, –
Лишь обернется светофором,
Что сердце обмануть нельзя,
Но можно взять его измором.

Сгорит заря – не то, что днем,
И по бокам уже завеса.
А мы-то думали – свернём,
Притормозим у края леса ...

Ан вечер требует – резвей! 
Спешить заставит нас забота.
И выезжать на моторвей,
Вперед, домой, без поворота.

05.2000


                       ***

Мне приснится зима и мой дом на окраине
И туда поспешу я, наплакавшись всласть.
И подъезд отворю, хоть и знаю заранее –
Все равно не дойти и домой не попасть.

А в подъезде-то пахнет по-прежнему кошками,
И бреду я, конечно, пешком - на седьмой –
По ступеням, покрытым бетонными крошками
И слезами следов, неизбежных зимой.

Девять лет.  Мы похожи с тобою, мне кажется.
Как рука на перилах - твоя и моя.
И незримою ниточкой все-таки свяжутся
Юго-Запад и здешние наши края.

Я хотела тебе что-то большее. Строила
Как корабль, свой дом – для большого пути.
А теперь не уверена – может и стоило
Так стараться усердием всех превзойти.

И теперь, хоть и частью, но путь этот вымостив,
Оглянусь в удивленьи, поскольку всегда
Жизнь заводит нас далее замысла, вымысла,
Для иного труда, на иные года.

Но, когда отдышусь от трудов своих праведных,
И умерю тщеславье, и стану мудрей,
Мне приснится зима и мой дом на окраине,
И озябшая девочка возле дверей.

Помаши ей рукой из далекого города.
Ей не так уж и плохо стоять на снегу –
Без всего – беспокойного, грозного, гордого,
Что тащу и закончить никак не могу.

Мы еще возвратимся в тот угол заброшенный,
Снег стряхнем, оглядим немудреный пейзаж
И пойдем, поддевая бетонное крошево –
С этажа на этаж. 

      С этажа на этаж.

08.92

    
                             ***


Хочешь, мама, мне заново станет двенадцать –
Дачным летом, под соснами, солнцем и прочим –
Что с годами нам светит монеткой из пыли.
Там кузнечики в чреве хрустящих акаций
Так безбожно зальются у самых обочин,
И уже на веранде на ужин накрыли ...

Мы с тобою купаться бежим до заката,
Пахнет листьями, лесом и темной водою,
Плещет позднее солнце еловая лапа.
В наших ясных краях – не бедна, не богата –
Наша катится жизнь.  И своей чередою
Я встречаю автобус, где мама и папа.

Хочешь, сходим в кино?  В клубе, сплошь деревянном,
Можно вытянуть ноги со множеством "здрасьте".
Гаснет свет.  Заскрипят сыроватые кресла.
Я-то знаю, что можно пройтись за экраном,
Что в жестянке накручены страшные страсти,
Все, что умерло - тут же обратно воскресло.

Растворись, кинозал!  Окончанье сеанса.
Вечер свеж.  Запахнем наши старые куртки
Меж деревьев сверкают горячие дачи.
Там отцы наливают вечерние кубки
И еще не звучало ни стона, ни станса.
И вдали моя бедная юность маячит.

Бог с ней, право – прошедшей, минувшей, не ставшей
Продолженьем прогулки под звон звездопада.
Все, что я торопилась забыть, отвергая –
Мудрость мира, покой, послушание старшим –
Все ращу я, владелица дома и сада,
За три тысячи миль от тебя дорогая.

09.93

                               ***

                               Отворяю семь дверей -  
                                     Больно перепонкам..
                                За последней из дверей
                                   Сердце матери моей
                                  Над моим ребенком ...

                                                              Ю.М.

Бедной юности моей
Старая страница ...
Вышли сроки.
Поскорей
Затворяю семь дверей –
Хватит колотиться!

Помяну о том шутя,
Мол, видала виды.
Я же мать, а не дитя.
Грех печалиться, растя
Все мои обиды.

 

И во сне и наяву
Прогоню их в шею.
Разве плохо я живу?
Мало ли имею?

Пусть уйдут, сгорев дотла –
В дымке, а не в дыме.
Пустяки мои дела –
Слишком многих приняла,
Назвала своими.

Мне легко держать карман
Для всего на свете.
Кто стучится – тот и зван.
Ставьте чайник, дети!

Коли всякого приму –
Всякое – тем боле.
Как случится – быть тому,
Я живу в своем дому –
Стало быть, на воле.

Пусть крепка моя спина,
Пусть крепка моя стена,
Да беда – не горе.
Дверь парадная – одна,
И не на запоре.

04.95

 

                ***   

           EXODUS

             "Ночь, улица, фонарь, аптека ..." 
                                                           А.Б.

Ударит в голову вино
Святой борьбы кромешной.
Ах, это было так давно –
И кончилось, конечно.

Огонь в груди. Смешенье чувств.
Божественный напиток.
Патриотическая чушь.
Обрывки белых ниток.

Да будет путь мой прям и прост –
И к черту все оттенки!
И я найду еще вопрос,
Что припирает к стенке

И я найду еще ответ,
Смеясь над дураками.
Осилю гору пыльных лет
И разведу руками.

Моя война наверняка
Прогрохотала мимо.
Так правда может быть сладка,
Но неупотребима.

Гори, гори, моя звезда,
Свети на перекресток.
Декабрь. Ночь. Окно. Вода.
Скучающий подросток.

Осень, 1999

                  ***
          

Повтор ли это, просто эхо ли
Того, что было жизнь назад?
Куда б мы с вами не приехали,
Повсюду есть окно и сад.

Под шум деревьев оградительный
Так славно пялиться во тьму.
Дитя, не слушай бред родителей,
Тебе их страхи ни к чему.

Пора смотреть кино и ужинать.
Расслабься. Разожми кулак.
Ты просто вспоминай об умерших,
Не рассуждая, где и как.

Нет, ты не проживешь спокойненько –
Зачем мне врать тебе сейчас?
И слезь, пожалуй, с подоконника.
Здесь все ломается на раз.

05.2002

                      ***                                   

    
                     Отцу

Забота о родных – не самое плохое.
Быть может, впереди – лишь считаные дни.
Посмотришь невзначай – да вот она, с клюкою.
Ах, как же без меня там справятся они!

Не то что нам чужда идея процветанья,
Но можно ли забыть, что где-то в глубине
Такой большой страны, в далеком Казахстане
Двоюрная сестра, безумная вполне.

Не позабудь взвалить покрепче эти гири,
Ведь даже их любить не все мы мастера.
Теперь и у меня во глубине Сибири
Безумная вполне двоюрная сестра.

Мы будем им писать и даже вышлем что-то,
Смолчав о том, какой священный  это долг.
Забота о родных – нормальная забота,
Не стоит только ждать, что в этом будет толк.

Не станем восклицать: "Ах, вот она, награда!"

Себя не утрудим выслушивать упрек.
О степени ж родства и спрашивать не надо –
Попробуй разбери – кто близок, кто далек.

Вот разве из Москвы, такой смешной и шумной,
Видать мою дыру в глубоком далеке?
Так ты и распростись со мной, вполне безумной,
Свалившей так легко, хотя не налегке.

13.07.95


                       ***


 АВТОБУСОМ ПО СЕВЕРУ ЕВРОПЫ
    
Ну конечно, мы ни при чем.
Ведь у каждого свой маршрут.
Обопрись на меня плечом.
Наши близкие – не умрут.

Ну, мотает их всех Аллах.
А к чему – разберёшь с трудом.
Нам – не место в таких делах.
Мы-то едем из дома в дом.

Посмотри в окно, замечай: 
Города, мосты, ветряки.
Как красив возделанный край,
Как пейзажи его легки.

Ну, тебе сия благодать –
Просто смена картин в окне.
До войны-то – рукой подать,
Если вспомнить о той войне.

Мы ж развесить обречены
Нынче уши – в своих домах.
Игры взрослых не столь сложны,
Да вот путает нас размах.

Подрастай же – пока со мной –
И не бойся чужих дорог.
Обопрись на меня спиной.
Наш автобус приедет в срок.

12.06.2002


                   ***


Тропинка из юности. Поиск
Шоссе и чего-то ещё.
Безумные травы по пояс,
А мне – вообще по плечо.
Колючий моток вместо прялки,
Луч золота на волосах.
Направо – подобие свалки.
Налево – часовня в лесах.

Одно лишь имеется средство – 
Идти, прикасаясь слегка, 
Мельком отмечая соседство
Крапивы и борщевика,
Живое движение пыли
От крон и до самой земли,
И, вроде бы, музыку. Или
Гудков перекличку вдали.

Все тот же, но более целен
Пейзаж мне положен с тех пор.
И та же колючая зелень
Годами штурмует забор.
А с площади, в кои-то веки,
Бьет колокол в знак торжества,
А вовсе не гул дискотеки,
Как мне показалось сперва.

Что ж – точность всегда однократна,
А жизнь наша – только транзит.
Ошибка в порядке обратном,
Наверное, худшим грозит.
Замру на тропинке. Тем самым
Поймаю какой-то напев.
И вот между храмом и хламом
Пройду, никого не задев

Июнь 2003

                   ***


               Давай, душа, давай… 
                                      Ю. М.

 
Возьми, ребёнок, диск – 
Сердечный мой подарок. 
Немного это риск, 
Когда он слишком ярок.
Немного это риск,
Стрельба в небесном тире...
Ах, поиск этот, иск
Своих в огромном мире. 

А я тут не при чём, 
Хоть тыкаюсь годами. 
Кирпич за кирпичом, 
Прямое попаданье, 
Домашний этот хлеб,
Попранье прав законных, 
Сплетение судеб,
Мелодий незнакомых.

 

Так выскользни из рук, 
Из всех сетей и лунок. 
Лови искомый звук.
Распутывай рисунок.
Следи с открытым ртом 
Взлетающую стаю. 
Мы встретимся потом. 
И я тебя узнаю.

11.03.2004. 

                      ***

 

Те подростки, что в зайчиках летнего дня,
Что базарят так громко и так пустяково,
Родились лет на тридцать позднее меня  
И не знают, что я слышу каждое слово.  

Сколько приобретений, а также потерь 
В каждом жесте. В мелодиях этих неровных.
Интересно, а девочки наши теперь 
Снизойдут до сидения с ними на брёвнах?

Их, конечно, потянут. И наверняка
Будут целые драмы – а как же иначе?
Ах, им скучно. Да ценность тут невелика –
Пошумелок на хвое под окнами дачи.

Сколько рядом хорошего – хватит на всех!
Переборчивость, храбрость, обилие связей.
Пусть бурлит и пузырится юный успех
Как защита от смысла любых безобразий.

Чей-то образ сподвигнет вас взяться за руль?
Василисы, наверное, – не Андромахи. 
Посему снисходительно гляну сквозь тюль,
Отмахнув заодно свои детские страхи.

4.08.2005


                     ***

                Чашу горечи фалернской
              Для меня наполни, мальчик
       из вольных переводов Пушкина

Заводи машину, мальчик..
Покидай в багажник вещи.
Мы поедем, без сомнений,.
По России в этот раз.
Он неведом и заманчив, 
Этот выбор, чуть зловещий.,
Но в кругу московских бдений 
Он естественен для нас..

Дочь моя себя морочит – 
Нет чтоб лечь, пристроив ноги –
Всё бы ей глазеть да слушать.
Так что музыку включи.
ДДТ, Кино и прочих,
Кто не даст уснуть в дороге,
Подобрав по вашу душу
Хоть кривые – да ключи.

Небоскрёбы и хрущёбы,
Гравий, пыль, трава, водица.
Трактом, полем, бездорожьем –
Одуванчики да сныть.
И чего-нибудь ещё бы,
Потому как нам сгодится
Сей компот. Его мы сможем 
Правильно употребить.

Дикий лес и дикий город
Пусть украсят участь нашу.
Для кого подставим спину?
Для кого зажжём свечу?
Мне ль отказываться гордо?
Подливай-ка в эту чашу.
Отхлебну до половины
И добавки захочу.

Помяну, вздохнув украдкой,
То, что непроизносимо.
Подготовимся к уроку –
В осень легче, чем в весну.
Этой чаши, горько-сладкой,
Для меня не носит мимо.
Тут она, неподалёку –
Только руку протяну.

Процветай, рулящий плавно.
Много разного на свете.
И для каждого – премного.
Так что всё это со мной:
Бесконечная дорога, 
Подрастающие дети,
Разливатель самый главный 
И водитель основной.

18.08.2005

                               ***


                                                                    РОМАН

                                                                                                              Американка в двадцать лет
                                                                                                         Спешит добраться до Египта
   О.М.

   Тугих условностей балласт не слишком увлекает чадо.
Нетронутый культурный пласт. А мне всё кажется, что надо понять. Прочувствовать самой потерянность и боль обмана, где мрак, и нет пути домой. Где Лиза бедная и Анна стоят у бездны на краю без упования на милость и проклинают дурь свою. Нашло затмение, помнилось, и повлекло, и повело, разбило, поломало крылья. О, боже мой, как тяжело! Кошмарно женское бессилье.

   А обольщенье – вот беда! 
   О эти сладостные сети!
   Несёт – как вешняя вода. Блестит – как солнце на рассвете.
   Но, как не поверни, процесс всегда, всегда чреват бедою. Любовника зарежет Тэсс, взойдёт на плаху молодою.  А мавра верная жена? В трагедию – из анекдота.
Вот только в Библии одна спаслась – открыв врагам ворота.

О том, что плата высока и неизбежна, как морщины, начав рассказ издалека, напишут умные мужчины. Подробно предоставив нам весь список участей суровых – от истинно порочных дам до бедных пташек безголовых. И справедливости звезда осветит каждое преданье, где падших женщин череда застыла в скорбном ожиданье.

Вот и отбей свою судьбу, и будь всё время наготове, продравшись через все табу и все прекрасные любови. Написано не про тебя – тебе бы этакой печали! А дочь, мобильник теребя, пожмёт сочувственно плечами навстречу моему смешку: «Прикинь, ведь так оно и было!» И скажет, отхлебнув чайку:
–  Но автор всё-таки мудила! 

19.10.2005

                   ***

В чужом саду осенняя трава –                                               
Короткая и мокрая с изнанки.
Три яблони стоят, как три волхва,
Тотально заплутавшие по пьянке,
Беспечно потерявшие звезду, –
Поскольку облака, деревья, кровли –
Пристроили дары в чужом саду
И замерли, не склонные к торговле.

Семь малышей затеяли игру –
Наверное, одну из самых древних.
Царапают замшелую кору, 
Галдят о суперменах и царевнах.
Пока они, отважны и горды, 
Штурмуют терпеливых звездочётов,
В корзину собираются плоды,
Готовятся для Яблочной Субботы.

 

Сезон торжеств – попробуй, проворонь!
Включайся, никого не обижая.
То Новый Год, то Праздник урожая.
А скоро запалят живой огонь.
Салют бабахнет – бедный глупый Гай!
А также Хэллувин, отрада деток.

Всё в кучу. Получай да постигай
То лучшее, что падает нам с веток.

 

Бывало, зарекалась не шутя –
Мол, это вам, а нам оно не надо...

Ещё одно подросшее дитя
С приятелями бегает по саду.
И каждому находится кусок.
И что-то упадёт на дно копилки.
И будет, будет витаминный сок,
Разлитый в разномастные бутылки.

30.10.2005
                                    

                     ***

Сколько раз об этом подробно 
Говорилось – да как не мерь – 
Дочки-матери, страх утробный 
Самой значимой из потерь. 

И не будет, не будет проще..
Инь на инь, как чёрный квадрат, 
А не линия. Это площадь, 
Где оттопчемся мы стократ..

Объяснит дежурный анатом
Нам естественный ход планет.
Но пульсирующим канатом 
Покачнут – и выхода нет.

Добродетелями бряцая, 
Удушаем – и сколько раз! 
Отрицание отрицанья.
Школьный курс. Преемственность фаз.

А за нами придут другие. 
Неизменен только маршрут. 
После грамотной хирургии 
Пусть по-разному – но живут. 

Что же делать? Ведь пуповину,
Уводящую нас во мрак,  
Перерезать наполовину, 
К сожаленью, нельзя никак..

29.08.2005

                   ***             
             

                 ...Ты меня выманиваешь из любви...   
                                                          Лиза, игра  

Насыпало листвы – конечно, не впервые.                            
Но что за маета, морока без конца                                        
Построить дочерей на будни трудовые                                
И выставить грести в субботу с утреца

Попробуй их поймай, направь своим примером,  
Маханием граблей смутив и вдохновив! 
Одна всё норовит отчалить с кавалером, 
Другая улизнуть под творческий порыв.

А младшая пойдёт – так никакого толку.
Изгваздается вмиг, всё ясно наперёд 
Пускай себе журчит, разложит цацки. Только
Послушаешь её – и оторопь берёт. 

Такой накал страстей, такой надрыв. И, кстати, 
Меняет голоса. Страданья, сопли, крик.
Откуда этот текст у малого дитяти,
Которое растёт среди хороших книг?

А вечером темно. Расслабимся, пожалуй.
Пора убрать еду, включить в прихожей свет.
Смотреть кино про Дом Летающих Кинжалов: 
Романс, борьба и смерть. Красиво – спасу нет!  

Пусть заманить в любовь, пусть выманить из оной –
Лишь только б уцелеть им всем и мне самой.
Иначе как же нам собрать листву с газона? 
Кто будет подметать наш двор перед зимой?

12.12.2005
    

                  ***

  ДЕТСКАЯ КОМНАТА

Мелкая звёздная крошка
Стынет в квадрате окна.
Девочка, книжка и кошка –
Счастье на все времена.

Кружит планета в полёте. 
Надо закончить главу.
Как же вы долго растёте!
Кажется – не доживу.

Музу таскаю под мышкой.
Нежно люблю кабалу. 
Девочку с кошкой и книжкой
Не дозовёшься к столу.

Годы – законная плата 
За этот дом, этот лик.
Так я читала когда-то
Под непрерывный мурлык.

Мне до сих пор ещё снится
Комната, стол, благодать.
Лампой нагреты страницы.
Лапы мешают листать.

25.02.06

             ***

                       

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube