ОДНА ПРОСТАЯ ИДЕЯ...

 

Если говорить о таких странах, как Британия, то пока количество пожилого населения в них растёт. Разумеется, биологические (а с ними и социальные) явления не являются линейными, но на данный момент проблема налицо: государство, взявшись помогать обустраивать жизнь старых и немощных, с этой задачей едва справляется.

СМИ то и дело преподносят нам душераздирающие истории о стариках, которых не кормят и обижают в домах престарелых (тему госпиталей я постараюсь вообще не затрагивать), куда они вынуждены переселиться, продав своё жильё под давлением родственников или просто цифр на банковских распечатках. Могут также показать ужасное состояние дома пожилого человека, который некому и не на что привести в порядок. Ну и, конечно, время от времени мы видим Злого Кэрэра, халатно выполняющего свои обязанности, а то и склонного к садистским выходкам. Далее, правда, мы можем познакомиться с Хорошим Кэрэром, который любит свою работу, клиентов, и даже готов мириться с мизерным доходом.

Собственно, в заработках основная проблема. К сожалению, не только кэрэрских. Тут всё просто, как я уже написала: оптимизация процесса сопровождается экономией на персонале, особенно на «малоквалифицированном». Кроме того, менеджер может нанять помощника, а кэрэру в лучшем случае подбросят часов (в худшем – работы за то же время). Расценки за труд при этом едва поспевают за инфляцией.

А теперь представим себе того, кто готов трудиться на таких условиях. Кто он, этот герой (чаще, конечно, героиня)? Почему соглашается, не уходит в другое место? Как ему удаётся уцелеть и не свихнуться? Сохранит ли он доброе отношение к своим подопечным, будет ли старателен, тщательно выполняя все предписания?..

Я предоставляю вам, мой читатель, ответить на эти вопросы самому.

 

А между тем есть целый рад достижений, которыми можно гордиться в этой стране: даже одинокий и бедный ныне будет, по крайней мере, накормлен, а также где-нибудь пристроен. Правда, как тут цитировалось выше, часто за возможность получать пищу и уход приходится расплачиваться, например, собственным жильём. Финансовое положение учитывается весьма строгим образом (savings!). Но, зная, как обстоят дела, скажем, в России (среднестатистически) и помня в общих чертах, какой путь пройден здешней социальной службой за последние лет пятьдесят, я, пожалуй, придержу критические высказывания. Это несправедливо по отношению к тем, кто работал над проблемой, улучшая положение вещей из года в год.

 

Мне сейчас нет смысла, играя в эксперта, пытаться подробно анализировать накладки совместной работы NHS, Социального Сервиса и прочих специалистов, которым предполагается, действуя дружно и слаженно, обеспечить достаточно сносную (достойную, удобную, радостную) жизнь отдельно взятого пожилого человека. Помимо неизбежности ухудшения его состояния и невозможности остановить старение и болезни, в большинстве случаев ситуация упирается в финансы. Государство не может выделить больше, чем может, всякого рода фонды тоже не бездонны, у семьи, разумеется, есть свои ограничения. Бесплатной части сервиса скоро становится недостаточно, увеличение социального пакета имеет пределы, а также требует рассмотрения ситуации. То есть, ещё и времени.

Конечно, значительная часть вопросов может решиться просто деньгами: частные врачи всех видов, больше часов care (если вы за них заплатите сами), более современные приспособления, лекарства, процедуры, гигиена...

Есть также ещё один важный фактор: присутствие в жизни близких людей.

 

Регулярное общение «по возрастной категории» очень поддерживает человека: совместные мероприятия, day-centre-ы, природа и хобби всех видов. Но мобильность падает по мере старения, и не все сильны духом, продолжая бороться за независимость и содержательную жизнь. Депрессия у стариков почти столь же распространена, как урологические инфекции или артрит.

Повторюсь: того, что предоставляет государство, всё равно обычно не достаточно. Хуже того, даже армия нанятых помощников подчас неэффективна. Кроме того, они все так или иначе не успевают «подхватить» человека, когда идёт процесс общего одряхления – если только ими не будет руководить некто внимательный и энергичный. Тот, который вовремя заметит надвигающиеся перемены и скоординирует действия всех, кто «на дежурстве» – или найдёт новых.

Чисто теоретически такой замечательный товарищ может быть найден и нанят. Но ему тоже придётся платить – а мы только что признали, что дополнительные расходы и так неизбежны. Поэтому единственным выходом мне видится включение тех, кто больше всего заинтересован в результате. Как правило, это родственники.

Родной человек – а лучше, группа родных, распределивших свои обязанности, – может быть гораздо эффективнее любого менеджера, потому что они связаны с человеком много лет и больше озабочены его процветанием, чем любой профессионал. Правда, они меньше знают, но, во-первых, знания можно добрать «по дороге», а во-вторых, ничто не мешает объединить свои усилия со всеми включенными в процесс лицами.

В этом случае, отдавая вместо денег свои силы и время, можно немного сэкономить, а также избежать или отсрочить разные тяжёлые моменты угасания близкого.

 

Разумеется, нарисованная мною здесь картина выглядит несколько идеалистично. На деле немалое количество родственников плевать хотело на своих стариков. Часто, передоверив заботу социальным службам и кэрэрским агентствам, они считают вполне достаточным визит на Рождество и день рождения, а то и вовсе ограничиваются открытками. Но таких не большинство, я видела гораздо чаще недопонимание, а не бессердечие. Тем более, когда тот, который когда-то долгие годы заботился о тебе, требует теперь заботы сам, превращаясь в существо беспомощное и подчас безумное. Это больно, и мне понятны все движения по избеганию этой боли, невниканию, подчас слепоте и раздражению в адрес тех, кто указывает на проблему... чужой, равнодушный... чего он лезет?

 

В Британии существует юридическое закрепление звания кэрэра за членом семьи, который проживает с тем, кто нуждается в опеке. Не вдаваясь в подробности, замечу, что здесь этот человек будет получать пособие и, скорее всего, сам отправится на обучение всяким приемам, которые ему будут нужны – для той же взаимной безопасности, например. Кэрэры своих родных общаются между собой, делятся опытом в соцсетях.  В Липхуке, например, каждую первую среду месяца устраивают тематическое собрание. Есть много возможностей пройти тренинг: ходить на занятия, читать литературу, общаться онлайн – для тех, кто знает, что это необходимо. Можно даже записаться на занятия в компанию – не бесплатно, разумеется.

Но я сейчас говорю не о людях, давно принявших решение о ком-то заботиться, которые скорее всего проживают с тем, для кого совершенствуют свои знания о care, и не предполагают иного расклада. Нет смысла поучать того, кто уже и так полностью взвалил на себя ответственность о ближнем. Я расскажу о тех, кто перепоручил процесс службам или частному лицу, по возможности отключившись. Или ещё не поручил, но понимает, что это скоро понадобится. Даже живущие вместе с нашими клиентами подчас норовили не вникать в ситуацию. А уж контролировать её дистанционно – это и вовсе экзотика.

Занятому человеку нормально передоверить уход и контроль профессионалу.

Тем не менее, лучше всё-таки отслеживать, что происходит – вот мой посыл.

 

Именно родственников скорее услышит лечащий врач. И в офисе кэрэрской компании их мнение – приоритет. Ведь пакет заказывает обычно член семьи – понятно, что и отчитываться будут ему. Его контактный телефон мы увидим в Care Plan (часто их несколько), ему (ей) позвонят из офиса при необходимости известить о, например, изменении самочувствия или поведения.

Почему тогда заодно не поучиться самому периодически проверять состояние подопечного? Даже не увеличить количество визитов (требовать это недопустимо), но просто быть повнимательнее. И почему бы компании, берущей на себя заботу о клиенте, не научить заинтересованное лицо некоторым простым навыкам заранее? В самой короткой и ненавязчивой форме: например, брошюра от агентства с заверениями, что мы, мол, будем рады, если вы нам поможете. Всегда готовы выслушать ваши соображения.

Я не призываю (особенно представителя британской семьи) создавать себе постоянное duty по контролю ситуации, за который как бы уже заплачено. Но можно включаться иногда, по мере сил, в свободное время, и помнить при этом, что мы вместе сделаем всё гораздо лучше.

 

Помощь компаний, занимающихся Health & Care в «адаптации» родственников, разумеется, может быть только при поддержке на государственном уровне – сами они не станут выделять ресурсы для столь сомнительной затеи. Эта должно стать многолетней программой, как пропаганда здорового образа жизни (например, борьбы с курением).

Потому что речь идёт, уж извините за пафос, о выживании общества. Ибо общество, плюнувшее на своих престарелых (или больных) членов будет иметь огромные проблемы в будущем. А не справиться и делать вид, что всё lovely (после провозглашённой гуманистической морали) – это и есть плюнуть. Что очень обидно после того, как много прекрасного уже было сделано.

 

Теперь немного практики. Конечно, я тут не напишу ничего нового. Просто имеет место попытка систематизировать и показать наиболее важное. Материала море и помимо моего скромного труда, но станет ли бороздить это море человек, живущий отдельно от родственника, работающий, обременённый семейными делами и, возможно, уже собственными проблемами со здоровьем?

Так что вот как бы «краткий курс» для тех, кто торопится, но кому не всё равно, как дальше пойдут дела, и к чему надо готовиться.

Заранее прошу прощения, если я что-то упустила или отразила некорректно. Моей задачей было немного сфокусировать читателя на самых обычных бытовых моментах.

Я претендую на знания в очень узкой области: уход за пожилыми людьми в Британии, в их собственных домах, причём рассматриваю, в основном, общее ухудшение физического состояния и деменцию.

Надеюсь, это будет полезно не только для живущих в этой стране.

 

24.01.17

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube