ПОРТРЕТ (1999-2004)

 

          Памяти Визбора
 

                                             Десять лет варила щи ...

Расскажи мне о любви
В форме парной и непарной,
Что ее, как ни трави, –
Проползёт змеей коварной.
Что ни быль, скажи, – то боль,
А она явилась снова.
Десять раз перемусоль
Это слово,
Это слово.

А еще поведай мне
О ее великой власти –
Созидательной вполне,
Разрушительной отчасти.
Как хлебнёшь ее вина,
Как в ее наступишь пламя –
И появится – она.
Между нами
Между нами.

Спой, скажу, еще куплет,
Улыбнусь поядовитей.
И проскачут десять лет,
Полных судеб и событий.
Боже, дунь в моем дому,
Обойди его бедою –
Я и слова не займу
Ерундою,
Ерундою.

Осень, 1999

              *** 

       Веронике Долиной
    
                                                     Истинная поэзия безумна.
                                      Мой муж на просторах Хемпшира

 

Защищусь со всех сторон.
От чего – вопрос отдельный.
Вздрогнет сердце – вот и он,
Призрак жизни параллельной.

А зачем мне эта дрожь?
Да никак – без этой дрожи.
Баба дура – ну и что ж.
А похоже, так похоже ...

Эти вечные слова,
В лету канувшие тени.
Дача, молодость, Москва,
Дети в метрополитене.

Пыль, и слякоть, и мороз,
Бег по кругу, гордость, жалость,
Горстка слёз, что вот – всерьёз.
Получила, доигралась.

Но теперь уже давно
Всё налажено на славу.
Отложу свое на дно –
Цацки внукам на забаву.

И увижу сквозь листву,
Сквозь траву, сквозь зелень сада
Жизнь, что я не проживу.
Да, пожалуй, и не надо.

09.2000

                     ***

Не обольщайся – даже этот дом,
Что не бывает пуст – он вечно полон,
И этот сад, что мокнет под дождем,
И ветер, что безвреден, как ни зол он.
И весь зверинец страхов и страстей,
Что нам знаком, конечно, не отринут,
Куда мы водим маленьких детей
Гулять – пока тарелки не остынут.
И никакие старые дела,
И никакие новые заботы,
И что – дотла,
И что метут с угла,
Все эти понедельники, субботы,
И десять лет знакомый поворот
С весёлою отмашкою соседа,
Ни день, ни ночь, ни месяц и ни год –
Ничто не гарантирует от бреда.

29.10.2000

                     ***

НАВОДНЕНИЕ В АНГЛИИ 2000 г.

Вот и тонут уже поезда.
Обратись к новостям, разговорам –
Полстраны заливает вода.
Катаклизм подступает к заборам.

Но живём – не отбились от рук,
Переломана самая малость.
И сегодня прочавкает луг,
Что опять миновало. Всосалось.

И еще не разверзлась земля.
Не пора, оставляя чего-то,
Устремиться на борт корабля.
Или, скажем, на борт самолета.

Стопкой мёртвых газет шелестя,
Что пугать нас нулём високосным?
И грохочет в восторге дитя
В нижний двор на своем трехколёсном.

Даже сотней свечей запасясь,
Разве мы угадаем при этом
Где, когда будет порвана связь,
Где граница меж тьмою и светом?

И поклон моему кораблю,
Устремлённому к новым победам –
Та улитка, что я раздавлю,
Поспешая за велосипедом.

11.2000
     
                   ***

Не могу сказать, что путь мой светел,
Да и оправданий не найду.
Где ты, мой незримый благодетель,
Что отводит явную беду?

Съежусь от мелькнувшего кошмара.
О, могучий, день опять хорош!
Почему отводишь от удара?
Для каких деяний бережешь?

Я не знаю, много или мало
Выпадет дождя в мое окно.
Я скажу, случайно миновало.
Чем же расплатиться суждено?

Я не забываю, счастье хрупко.
Но всегда останется со мной
Тень несовершённого поступка –
На полу, на стенах, за спиной.

02.06.2001

                     ***

                                                  ...Я музыку подберу

                                   Слагается слово "печально".  
                                                                             А.В.

Давай поиграем в игру,
Игру без границ и без правил.
Сначала мотив подберу,
Коль ты мне себя предоставил.

Напомню о стуке манжет,
Одобрю и меч, и кольчугу.
Потом набросаю сюжет
И нашу дорогу друг к  другу.

Ещё раз проверю багаж –
Все тут, от узла до шкатулки, 
А также текущий пейзаж,
Места для бесед и прогулки.

И вот уже тянется нить,
Сплетается главная тема.
О чем мне с тобой говорить?
Ах, это всегда не проблема!

Наш плавный, наш легкий поход
Ничуть не мешает, однако,
Порхать – до прозрачных высот,
Нырять – до опасного мрака.

Пугавшее – станет смешно.
Нелепое – полным загадок.
И все, что светиться должно,
Осветит и путь, и порядок.

А мы обретем, ухватив
В толпе, среди вмятин и пятен,
Весь мир, что бесспорно красив,
А также чудесно понятен.

Теперь мне расскажешь сполна
Без капли сомненья, без тени,
О нем, где я очень нужна,
Где каждый пустяк драгоценен.

Но вот уже еду домой,
Гружёная горстью жемчужин.
А ты, собирательный мой,
Исчезнешь, поскольку не нужен.

Потом еще встать поутру,
Подальше от этой печали.
Давай поиграем в игру,
Как будто мы в самом начале.

07.03.2003

                   ***

Было время – сходила с ума 
Над дилеммой: нельзя или можно?
Потому как сварганишь сама –
И выходит оно ненадёжно.

Вроде есть – но сгущается дым,
Ноги вязнут в случайностях, в быте.
Уводил одного за другим
Их, желанных, мой ангел-хранитель.

И за что мне такая беда?
Может, слишком я нетерпелива?
Лишь сомнительный праздник труда
Мне всегда удавался на диво.

Что же я, беспокойная, жду?
Что таращусь в окошко бессонно?
Приберу-ка сегодня в саду
И порадуюсь смене сезона.

Покидаю весь мусор в овраг,
Да на свалку что стало убого.
Он, невидимый, мне ведь не враг.
А прикинь нашу жизнь без уборок!

И, конечно, не юная прыть –
Скудность, бедность –  я просто боялась.
Нет, не всякое надо чинить
И хранить, как оно оказалось.

А не то превращается в хлам
Все добро, что беречь я хотела.
Кто достоин – отходит к друзьям.
Ну а нет – закрывается дело.

В окончанье – своя красота,
А не то эта тонкая штука
Тает, тухнет, теряет цвета,
Режет ухо фальшивостью звука,

Старой марлей ползет под рукой,
Оседает дорожною пылью...

 

Что поделать – порядок такой.
Не волнуйся. Я это осилю.

02.04.2003
           
                    ***

Успокойся, скажу себе, хватит!
Жизнь бездонна, зато не пуста.
Надрываясь на каждой заплате,
Позапустишь другие места.

Ловко или не слишком умело
Инструменты зажала в горсти – 
А твоё ль это, собственно дело?
Выдь из круга, постой, погрусти.

Стану, стану мудра. Не покорна,
А смиренна, терпенье храня.
И не стану разбрасывать зёрна
Там, где нынче сухая стерня.
Что не нравится, что неприятно –
Всё запомню, значенье придам.

Никогда не пытайся обратно
Воротиться по прежним следам.

4.06.2003

                          ***

                       К МУЖУ

Стихотворение написано для Пушкинского конкурса в Лондоне, 
и в награду были получены: 
маечка с лого «London-Info» и годовая подписка на эту газету.

На большее не потянуло.

Скучая, может быть, над Темзою скупой,

Шумит, бурлит турист безумною толпой,
Торопится узреть все главное по списку.
Громада Колеса их манит издали,
Да как же миновать Акварий и Дали?
Да по пути не съесть горячую сосиску?

Вот движется народ, горланя и снуя,
Вот, правя сквозь поток, шагаю бодро я – 
Хозяйка, мать, жена на пятом на десятке.
Мне нынче нипочем сей ярмарочный плен.
Я выхожу на мост. Я правлю на Big Ben.
Я двигаюсь к метро, чтоб мчать без пересадки.

Не надо мне сейчас ни статуй, ни полотен.
Банальный мой маршрут полезен и добротен.
Со мною мой рюкзак с гостинцами для чад,
Да сумка, где очки и карточки бренчат.

Теперь пора решить серьезную задачу:
Куда держу я путь – в "Калинку" иль на "Дачу"?
И далее вопрос из области былин:
На Seven Sisters мне ль катить, добро упрятав,
Где дочь моя живет средь турок и фанатов,
На пестрый ли Streatham, где обитает сын?

Но вот уходит день. Последние минуты.
Молчит мобильник мой. Зато спина согнута.
Сияет Waterloo. И даже есть экспресс.
Сегодняшний пробег становится вчерашним.
Мысль резвая моя спешит к делам домашним.

Усталая душа чуждается чудес.
И канет без следа средь сутолки вокзальной
Весь мой энтузиазм, задор провинциальный.

А ты, премудрый мой, 
с утра детьми загружен,
Ты греешь им обед, переходящий в ужин,
И тщишься отползти за свой рабочий стол.
Не надо мне пенять. Я очень благонравна.
Я гречки два кило везу тебе исправно,
К семье устремлена, не рвуся на простор.

Что Лондон мне с его холодною красой?
Порадую детей любимой колбасой.
Кряхтя, доволоку до них бутылку квасу,
На сырники творог, конфеты, мармелад,
Да хлебушка батон, да баночку маслят...
Ты, милый, встреть меня по позднему-то часу.

Не хмурься, не вздыхай. 
Откинь былую грусть.
Ты тоже отдохнешь – я присоединюсь.
Пройдемся налегке, вне вахты трудовой,
Когда-нибудь вдвоем, над щедрою Москвой.

Апрель 2003

                                 

                                         ***

Всю ночь шумит январский дождь. На ветках набухают капли,
И свет оранжевых огней мерцает в сетке водяной.
И ветер сотрясает дом... Мне надо радоваться как-то
Тому, что он ещё стоит, и всё моё пока со мной

А те, которые вокруг, мне совершенно не пригодны.
Недолговечен их привет, и нет надежды на постой.
Отсюда ль этот мутный страх? Страх темноты и непогоды,
Как будто я уже одна бреду по улице пустой.

Кошачий сон, бездомный бред из глубины обиды детской.
Что это было и когда – не вспомнить столько лет спустя.
И невозможно одолеть. И никуда уже не деться,
Когда с игрушкой под рукой бормочет младшее дитя.

Спи. Я же стану колдовать и отодвину срок оплаты.
Пока вы будете расти – гори, гори моё окно.
И наши помыслы чисты. И наши замыслы крылаты.
И там, куда мы держим путь, промыто и освещено. 

02.02.2004

                  ***

             ПОРТРЕТ

Вот это я. Немного света 
Того и нынешнего лета
Позолотят моё лицо,
Когда, увенчана трудами,
В кругу, посередине, в раме,
Я поднимаюсь на крыльцо

Мой дом, стоящий в чаще, гуще,
В потоке времени плывущий
Средь порицаний и похвал –
Он был ему подвластен боле,
Чем воле нашей и неволе,
Рукам, сжимающим штурвал.

Теперь, без ветра и штурвала,
Мне нужно, в сущности, так мало.
Мир распахнулся, как врата.
И много в нём всего такого,
С чем не бывала я знакома,
О чём не знала ни черта.

Пусть даже жаль,
Когда принцесса
Из заколдованного леса
Придёт занять свой скучный трон,
Я ей поведаю о службе,
О чести, совести и дружбе,
О жизни после похорон.

Добыто, сеяно, растимо –
Вон, облака поплыли мимо...
Осталось вынести на суд –
Полезно или бесполезно,
Какая нам готова бездна,
Какой нектар преподнесут, 
Да обернётся он отравой...

Я от судьбы, бесспорно правой,
Всё, что положено, приму.
И раздарю своим потомкам.  
И я гуляю по обломкам.
И не  прощаю никому.

12.04.2004

                   ***

Суждено вырастать, как из платья,  
Из своих ритуальных оков.
С каждым годом слабеют заклятья.
Смысл есть – да уже не таков. 

Ясен день. А душа не согрета.
Это осень дохнула с небес.
Словно луч беспощадного света.
Пронизал зачарованный лес.

Ледяная прозрачная стужа.
А вокруг все детали видны.
И тропа нас выводит наружу,
И без страха толкуются сны.

Всё законно – награды, потери,
Превращенья, мосты, тупики.
И простые пугливые звери
Привыкают кормиться с руки.

Где блужданья мои и круженья,
С этим миром туманная связь?
Я ловила свои отраженья
В омутах, глубины их боясь.

Вот теперь я отважусь вглядеться,           
Посмотреть, как покажется дно....
Но волшебная музыка детства
Всё слышней. И с чего бы оно?

10.12.2004

 Copyright © Tatiana Tovarovskaya 1976-2017  All rights reserved

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube